denokan (denokan) wrote,
denokan
denokan

Categories:

Сказка с грустным счастливым концом. Часть 4. Посадка в Москве



Привычным по прошлому опыту образом диспетчер "Москва-Контроль" дал указание на начало снижения весьма заранее, с расчётом, чтобы мы прошли Октябрьский на эшелоне 200. Низковато, конечно, но им виднее. С точки зрения топлива такое раннее покидание эшелона нам не критично – сэкономили за полёт, да и погода грозами не пугает.

Не московская какай-то погода!

Внимание! Это продолжение рассказа о вывозном полёте Маскат-Москва, состоявшемся в июле 2020 года. Ссылки на предыдущие части:

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Снижаемся. На высоте около девяти километров входим в облачность, начало потряхивать. Чуть ниже даже обледенение появилось. Тучка нарисовалась на участке маршрута между Октябрьский и Аксиньино, правее линии пути…

Эх! Ощущение, как будто не то что четыре месяца не летал, а будто вообще не было этих четырех лет, из которых три провёл в каких-то далеких вечно жарких странах. Знакомые голоса в эфире, со вторым пилотом по-русски разговариваем, облачность, засветки…

"Чувствуйте себя как дома!" – улыбаюсь собственным мыслям.

Перешли на нижний сектор "Москва-Подход", обошли траверзом растущую слева облачность. На радаре виднеются засветки слева и справа от Аксиньино, но нашему заходу они не помешают. Невольно вспомнилась старая любимая поговорка: "Когда летят нормальные парни, грозы расступаются!" Это да, но вот на обратном пути невзрачные пока тучи вполне могут обратиться грозой и сделать наш вылет куда более нескучным, чем заход.

Хотя чего это я решил уже, что посадка не доставит хлопот?

- Оман Эйр 2181, уменьшайте скорость до минимальной из-за выполнения ухода на второй круг.

А вот это уже интересно!

- Уменьшаю до минимальной на чистом крыле, - докладывает Виктор.

- Кто-то ушёл! – резюмирую очевидное, переглянувшись с Виктором. – Скорость 22- установлена.

- Понял.

Ещё раз прослушали сводку погоды: ветер встречно боковой с порывами до двенадцати метров в секунду. Ну… не то чтобы сильный. Пожимаю плечами. Да чего это я напрягся вообще, мало ли какие причины могут быть для ухода? Может, кто-то на полосе замешкался и коллегам пришлось продлить путешествие уважаемым пассажирам, отправившись на экскурсию по Подмосковью?

- Ну что, потренируемся сегодня? – усмехаясь, спрашиваю Виктора.

- Потренируйтесь… - вторит Виктор. - Сегодня.

Да уж, когда ещё такая возможность в следующий раз предоставится? Понимаем друг друга без лишних слов, смеёмся и летим дальше.

Сменили частоту на "Домодедово-Круг". Задержки не предвидится, диспетчер разрешает нам заход, снижение ниже эшелона перехода до высоты восемьсот метров и скорость без ограничений. Летим между слоями облачности, потряхивает, скорость погуливает… Эх! Как же это здорово!

Чувствую себя в своей тарелке.

Последовательно выпускаем закрылки 1, 5… шасси, закрылки 15. Самолёт ощутимо затормаживается, повторитель глиссады замер в центре прибора – отлично идём!



Подходим к посадочному курсу, захватили локалайзер . Виктор докладывает о случившемся "Кругу", тот переводит нас на "Вышку". Виктор здоровается:

- Домодедово-Вышка, день добрый, Оман Эйр 2181, на посадочном полоса 32 левая.

- Оман Эйр 2181, добрый день! 32 левая, ветер триста шестьдесят градусов, восемь метров в секунду, порывы до четырнадцати, на прямой возможен сдвиг ветра, посадку разрешаю!

Не могу сдержать усмешку – за последние три года, пожалуй, менее десятка раз приходилось выполнять посадку с таким ветром. Раньше я бы и внимания особого не обратил (обычные условия, ничего значимого). А сейчас такой ветер (двадцать восемь узлов, ого! Встречно-боковой, порывистый) и за ЖПУ сойдёт.

Всё в мире относительно!

- Посадку разрешили, 32 левая, - подтверждает Виктор и включает свет рулёжной фары .

- Можно ждать сдвиг ветра на прямой, - дублирую вслух важную информацию. И подаю команду: - Закрылки 30!

Виктор выполняет, я устанавливаю на задатчике скорость для полёта по глиссаде. Убеждаюсь, что закрылки выпущены и подаю команду на чтение чеклиста:

- Контроль по карте "Перед посадкой!"

Виктор зачитывает чеклист, я докладываю о соответствии… а вот интерцепторы я не поставил в "ARM". Исправляю и докладываю о выполненном. Дочитываем карту.

- Twenty five hundred! –бесстрастный голос электронного дядьки, сообщает нам о пересечении высоты 2500 футов (760 метров).

Смотрю на навигационный дисплей: стрелочка направления ветра почти перпендикулярна нашему курсу, скорость – 36 узлов . Резюмирую вслух:

- Хороший ветерок!

Высота полторы тысячи футов (450 метров). Облачность начинает редеть, где-то внизу просматривается земля. Пора, наверное! Поочередно жму кнопки отключения автопилота и автомата тяги, тут же дублирую ещё раз, чтобы отключить сигнализацию. Докладываю:

- Автопилот выключен!

Вот сейчас и узнаем, разучился ли я за четыре месяца летать, или нет.

Вышли из облачности на высоте 1200 футов, глазу открылись зелёные поля, лес впереди! Красота! Как же мне не хватало подобных видов…

Взгляд на дисплей: ветер 004 градуса, 28 узлов.

Самолёт погуливает, но не настолько критично, чтобы это напрягало. Осталось пролететь над лесом, который известен пилотам тем, что создаёт невидимые глазу "ямы", и вернуть самолёт на землю… точнее, на полосу.



Лес, знакомое болото… Вот здесь обычно и начинается расколбас, и наш заход не стал исключением.

- Five hundred! – докладывает электронный дядька.

- Check! – одновременно с Виктором подтверждаем.

Самолёт решил немного пораскачиваться с крыла на крыло, скорость – погулять, но без особенных забот предупреждаю развитие отклонений, сохраняя лайнер на курсе и глиссаде. Лес остается позади, впереди заветная трапеция полосы 32 левой в родном Домодедово.

У самого торца полосы самолёт решил взбрыкнуть, скорость – просесть, но это было ожидаемо – у земли турбулентность при таком порывистом ветре просто обязана быть. Чуть добавляю тягу двигателям, привычными "тракторными" движениями продолжаю направлять самолёт к полосе.

Сказка с грустным счастливым концом. Посадка в Москве
Торец проносится под нами и скрывается под обрезом остекления кабины. Так как ветер дует спереди и справа, мы подходим к полосе немного боком. 30 футов, 20, 10… Плавно толкаю левую педаль вперёд, штурвал немного против ветра и на себя, малый газ…

5 футов…

Посадка!

Не мягко, не жёстко – в самый раз для такой погоды. И для четырехмесячного перерыва в полётах.

Интерцепторы, реверс… Самолёт вгрызается колёсами в бетон и уверенно тормозится.

- Ну как-то так, - резюмирую выполненное при освобождении полосы вправо на рулёжку А4.



Напрасно волновался перед рейсом – четыре месяца вынужденного безделья никак заметным образом не сказались на работе.

Ну и слава богу!

Знакомым маршрутом доруливаем до назначенного нам гейта номер 16. Останавливаемся, выключаем двигатели, выполняем процедуры и чеклист.

Жмём с Виктором друг другу руки, прощаюсь с пассажирами по громкой связи, выхожу из кабины, чтобы проводить лично. Улыбаюсь каждому, благодарю за полёт, а на душе и волнительно, и грустно: завершён очень важный полёт, который так долго не мог состояться! Полторы сотни соотечественников вернулись наконец на Родину, только вот для многих из них это только начало новых трудностей, предстоит решить множество проблем в становлении новой жизни: поиск работы, например. В самый разгар коронавирусного кризиса это очевидно непросто.



Супруга с детьми выходили из самолёта последними. Обнялись, поцеловались. Сейчас они выйдут, и когда теперь снова увидимся?.. Какие проблемы свалятся на плечи Ольги?.. Комок к горлу подкатил.

Ещё раз обнялись и попрощались. Семья ушла по телетрапу, провожаемая взглядами стражей границы и таможенников. А для нас начался очередной цикл подготовки к полёту. Половина самого длинного за последние годы рейса позади, впереди более чем пятичасовой полёт обратно в Маскат, сквозь растущие московские грозы.

Ссылка на продолжение

Друзья!

Книга "Стажёр", пятая из цикла "Небесные истории", доступна на сервисе Ридеро, а также Литрес, Bookmate, Озон и других ресурсах. Книгу можно приобрести в популярных электронных форматах, а также в печатном виде (ч/б текст, мягкая цветная обложка) - на Ридеро и Озон



Ссылка на авторскую страничку на Ридеро

Ссылка на Литрес

О чём новая книга? В ней я рассказываю о заключительном периоде работы в S7 Airlines (и он был богат на нескучные полёты - чего стоит приключения в Тивате под занавес 2016 года!), а также о том, почему я оказался в Омане.

Правильный порядок книг в цикле "Небесные истории":

1. Когда всё только-только начинается!
2. Взлёт разрешён!
3. Офисный пилот
4. Нескучные полёты
5. Стажёр

Приятного чтения!

Спасибо за внимание!
Летайте безопасно!



Tags: маскат, москва, полеты
Subscribe

Posts from This Journal “полеты” Tag

  • Дорога в командиры Ан-24

    В начале 1981 года я был утверждён кандидатом в командиры Ан-24, а в скором времени был назначен вторым пилотом в состав экипажа Иванова Семёна…

  • Полёты в "хлебный город"

    Командиром 1-й авиаэскадрильи самолётов Ан-24 в Барнауле был Репников Юрий Фролович, очень уважаемый командир, имевший заслуженный непререкаемый…

  • Переучивание на Ан-24

    ..."Химика" из меня не получилось – работа в Зятьково закончилось, в другое хозяйство мой экипаж не перебросили, а значит…

promo denokan july 22, 2020 10:02 36
Buy for 50 tokens
Мой давний читатель, возможно, помнит, для чего я начал вести этот блог, а именно: собрать в одном месте свои старые и новые рассказы о полетах и лётной работе для того, чтобы когда-нибудь оформить их в виде книги. Я уже выкладывал ссылки на рабочие отрывки, и вот, я наконец-таки решился…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Posts from This Journal “полеты” Tag

  • Дорога в командиры Ан-24

    В начале 1981 года я был утверждён кандидатом в командиры Ан-24, а в скором времени был назначен вторым пилотом в состав экипажа Иванова Семёна…

  • Полёты в "хлебный город"

    Командиром 1-й авиаэскадрильи самолётов Ан-24 в Барнауле был Репников Юрий Фролович, очень уважаемый командир, имевший заслуженный непререкаемый…

  • Переучивание на Ан-24

    ..."Химика" из меня не получилось – работа в Зятьково закончилось, в другое хозяйство мой экипаж не перебросили, а значит…