denokan (denokan) wrote,
denokan
denokan

Categories:

Сказка с грустным счастливым концом. Часть 1



2020 год, март и далее

Человек предполагает, а кто-то там наверху, как известно, располагает. Формальности, связанные с получением инструкторского допуска, я окончательно завершил в начале марта, и вдруг наступил самый глубокий за всю историю мировой гражданской авиации кризис, и все планы, как краткосрочные, так и долгосрочные, ушли в никуда и пересмотру поддавались крайне сложно.

14 марта я вернулся из ночного рейса в Доху, ещё не зная, что этот день знаменует начало четырехмесячного перерыва в моих полётах. С 15 числа и до окончания месяца я числился в отпуске, на который имел планы… Планы не сбылись – каждый день новости, получаемые со всего мира, были всё более и более мрачными. Коронавирусную инфекцию сначала объявили эпидемией, а потом пандемией, и в один не очень прекрасный день мир остановился.

Небесная история: Грозный Маскат

Нет, мир продолжал жить, разумеется, пусть и с кучей ограничений. В Омане закрыли всё, что можно закрыть: магазины, салоны, мечети, клубы, парки, бассейны, пляжи, рестораны, отели… Оставили открытыми лишь супермаркеты. Страны одна за другой закрыли свои границы, авиаперевозки рухнули, многие авиакомпании приостановили свою деятельность. Моя не стала исключением – с 29 марта Оман полностью прекратил выполнение полётов за исключением рейсов, имеющих важное значение. Полёты стали единичными: на широкофюзеляжных самолётах периодически привозили в страну грузы первой необходимости, иногда выполняли специальные полёты. На наших 737 выполнялся рейс в Хасаб – это местный «Калининград», отделенный от основной территории Омана владениями Объединенных Арабских Эмиратов. Окруженный скалами Хасаб – это аэродром категории С, то есть повышенной сложности, требует специального допуска к полётам, который я не успел получить. Кроме этих двух-трёх рейсов в неделю выполнялись ещё менее частые так называемые «вывозные рейсы» – это чартерные полёты, организованные для возвращения экспатов на родину и/или возвращения представителей коренного оманского населения, застрявших в других странах.



В конце марта случилась первая волна сокращений. Сначала «спасибо» сказали экспатам-бортпроводникам, все россиянки получили «письма счастья». А вскоре и сотня пилотов-экспатов была проинформирована о том, что через три месяца контракт будет прекращён по инициативе авиакомпании в связи с непредвиденными обстоятельствами. Эта сотня оказалась первой, но не последней…

Аналогичная картина наблюдалась во многих других авиакомпаниях. От соседей – Etihad и Emirates приходили известия о сокращениях персонала и урезании зарплат, одна круче другой. Получили распространения слухи о случившихся самоубийствах среди уволенных… Не знаю, насколько они были правдивы, но настроение точно не поднимали.

Говорят, соседи руководствовались разумом при определении, кого попросить на выход, а кого попридержать – то есть смотрели на показатели: дисциплину, взыскания, благодарности. Здесь же поступили проще: начали сокращать по листу старшинства снизу-вверх. То есть под раздачу попали те, кто в авиакомпанию пришёл недавно.

Тем не менее после первой «зачистки» апрель мы прожили спокойно. Большинству пилотов перенесли оставшиеся дни ежегодного отпуска на этот месяц, в том числе и мне, и, увидев в конце апреля обычную, без урезаний, зарплату, мы даже воспряли духом. Казалось, вот-вот железный занавес приоткроется, полёты возобновятся, всё станет хорошо, надо только Рамадан пережить…

Небесная история: Тегеран

Пережили Рамадан и к его окончанию получили подарок: временное (на три месяца, с возможностью продления) снижение зарплат на 80%. И мелодия ожидания резко сменила свою тональность – после оплаты аренды квартиры и удержания выплат по кредиту за автомобили оставшихся средств едва хватало на нормальное питание моей большой семье. Ни о каких накоплениях речи уже не шло.

Как же здорово, что весь прошлый год я вкладывался в гашение ипотеки за свою квартиру в России и в декабре полностью её погасил, практически выйдя в ноль по накоплениям к моменту получения зарплаты за декабрь. Отсутствие кредита, который так тяготил меня многие годы, радовало, но с другой стороны, значимых сбережений на случай внезапного сокращения сформировано не было. В мае перспективы возможного трудоустройства где-либо выглядели исключительно печальными.



Школы закрылись ещё в марте, перешли на он-лайн обучение, которого хватило на несколько недель, после чего учебный год посчитали оконченным. Конечно же, такое завершение дорогостоящего обучения родителей (и нас с женой) совершенно не порадовало, как и перспективы продолжить следующий учебный год на «удалёнке», заплатив как за нормальный. Старший мой сын заканчивал 8-й класс как в местной, так и в российской школе, где он числился на семейном обучении, а средний – 2-й класс местной.

Остро встал вопрос, которого я, признаться, с грустью ожидал с момента переезда сюда в 2017 году: что делать с Артёмом, когда он перейдет в 9-й класс российской школы? Это важный этап, после окончания 9-го класса ученики сдают ОГЭ… Семейное обучение – это здорово, конечно же, но продолжать учиться на две школы – это очень большая нагрузка на парня, которая ни здесь, ни там не приведёт к лучшим результатам. Я начал потихоньку убеждать супругу, что Артёму, вероятно, придётся год провести в Барнауле с моими родителями, чтобы иметь возможно посещать школу и нормально подготовиться к ОГЭ. Мысль о том, что придётся разделять семью, не радовала абсолютно. В это же самое время становилось очевидным, что перспективы дальнейшей работы и жизни в Омане, ещё полгода назад бывшие такими радужными, резко помрачнели. Хотя и теплилась надежда, что вот-вот всё наладится…

Небесная история: Взлёты... Посадки... Карачи

В мае удалось немного поработать, провёл четыре тренажёрных сессии, что несколько сгладило неприятные ощущения от складывающейся неопределенной ситуации.

Наступил июнь. Вот уже третий месяц шатко-валко инициативная группа россиян, желающих по разным причинам покинуть Оман, пыталась организовать вывозной рейс, но как-то не очень успешно. Мы с женой всё ещё определялись, что делать: с одной стороны явственно вырисовывалась необходимость поездки в Россию для того, чтобы решить проблему с устройством среднего сына в российскую школу, да и понять, как правильно поступить с учёбой старшего. С другой стороны, очевидным было то, что если они уедут, то когда в следующий раз мы увидимся – неизвестно. И Оман, и Россия, и большинство стран мира в тот момент были всё ещё закрыты для полётов, частично или полностью.

Я попытался посодействовать инициативной группе, связался с коммерческим отделом S7 Airlines, и в принципе они были готовы организовать рейс, и даже цену назвали приемлемую… Было одно «но»: как оплатить? Простой способ (завести рейс в систему продаж и предложить пассажирам по ссылке оплачивать билеты картой он-лайн) по разным причинам не подходил, а в частном порядке собирать деньги с желающих улететь и по частям отправлять переводом на счёт авиакомпании мне казалось неосуществимым. В группе желающих уехать регулярно случались разброд и шатания, появлялись паникеры («нас всех обманут и кинут!») и оптимисты («зачем организовывать рейс? Скоро все полетят!»). И непонятно, от кого было больше вреда.

Небесная сказка: Маленький Самолетик

Наконец, инициативщикам удалось убедить посольство России в Омане о необходимости признать проблему, серьезно взглянуть на вещи и подключиться со своей стороны. Это сдвинуло дело с мёртвой точки, были проведены переговоры с нашей авиакомпанией, на первой, установочной, встрече я тоже поприсутствовал. Пришли к соглашению о намерениях, наметили дату рейса – 10 июля. В экипаж назначили меня и моего друга, Виктора, тоже из России. Всё это воодушевило…

Но ненадолго. В конце июня громом прозвучала новость об очередном сокращении. На этот раз под раздачу попали и те, с кем я в 2017 году пришёл в авиакомпанию. Но я «письмо счастья» не получил. Чуть позже мой босс в приватной беседе сказал, что меня и ещё одного командира, Рауля из Испании, вместе со мной ставшего инструктором, ему удалось отстоять, мотивируя как раз-таки тем, что мы инструкторы. Я поблагодарил, но иллюзии, которые и так уже почти не питал, исчезли практически окончательно. Надо было готовиться к тому, что и меня сократят тоже. Да и босс честно предупредил: они (лётная служба) мало что могут сделать, главные решения принимаются не ими, и ещё одна волна сокращений неизбежна. Я не первый год в авиации, знаю, что должность инструктора, две персональные благодарности, отсутствие нареканий – всё это мало кому-интересно в том департаменте, где заведуют далекие от лётного делопроизводства люди. В их системе ценностей все пилоты – безликие рабочие единицы, не более того. Тем не менее, я старался сохранять свойственный мне оптимизм.




Приближалось 10 июля, а официального подтверждения рейса в Москву всё не было. Оля металась от одного решения к другому: лететь ей не очень хотелось, понимая, во что это может вылиться. Но в противовес выступало великое русское слово «надо».

Просто задумайтесь на минутку: одна, с тремя детьми (14-ти, 8-ми и 2-х лет) летит в Москву, где ожидается непонятно что, связанное с возвращением граждан из-за рубежа: как добираться до дома? Как проводить карантин? Да и здесь до аэропорта требовалось добраться не позднее, чем за три часа до планового времени вылета, так как из-за антиинфекционных мер ожидалась задержка в регистрации пассажиров на рейс.

И это только начало «приключений»! При полном отсутствии понимания, когда семья увидит отца.

Перерыв в моей летной работе уже пересёк рубеж в 90 дней, после которого требовалось пройти специальную подготовку: выполнить три взлёта и три посадки на тренажере. По моей просьбе эта подготовка была мне назначена, и проводил её руководитель подготовки флота Б-737, мой начальник, как инструктора. По окончанию мы, как водится, попрощались, и тут он сказал, что дорабатывает последний месяц. Его тоже сократили – по возрасту. Я растерялся, было очень жалко приятного человека, отличного руководителя. Сауд Беркан очень хорошо относился ко мне, хоть мы и были знакомы всего ничего. Я поблагодарил его за его доброту и пример, который я увидел в его работе руководителем, пожелал крепкого здоровья. Он сказал «спасибо», при этом голос дрогнул, а глаза увлажнились. Он помолчал и ещё раз сказал «спасибо!

Ссылка на продолжение

Друзья!
Если вам интересна тема авиации (а если вы на мой канал зашли, то она вам, вероятно, интересна), предлагаю вашему вниманию свои книги "Небесные истории"

В них я рассказываю о лётной работе. Работе иногда непростой, иногда выматывающей, неблагодарной, но никогда не скучной. Взлеты, посадки, тренировки пилотов, "динозавры" в офисных креслах...
Только реальные истории!
Tags: маскат, москва, оман, полеты
Subscribe

Posts from This Journal “полеты” Tag

promo denokan july 22, 10:02 36
Buy for 50 tokens
Мой давний читатель, возможно, помнит, для чего я начал вести этот блог, а именно: собрать в одном месте свои старые и новые рассказы о полетах и лётной работе для того, чтобы когда-нибудь оформить их в виде книги. Я уже выкладывал ссылки на рабочие отрывки, и вот, я наконец-таки решился…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “полеты” Tag